ruenfrdeitptes

Каждый, занимающийся добровольно, из одной любви к делу, изучением чего бы то ни было, в данном случае птиц, прежде всего удовлетворяет свою собственную любознательность; подобные любители-орнитологи, собирая материал и почитывая разные сочинения о птицах, накопляют известный запас знаний, становятся даже подчас знатоками своего дела, производят много интереснейших наблюдений, но, к сожалению, в огромном большинстве случаев вся эта масса данных остается мертвым капиталом, непроизводительно пропадающим для науки. Умирает такой любитель, – и все накопленные им знания, и наблюдения, которые он держал про себя, исчезают вместе с ним; коллекции хотя и остаются, но редко попадают в надлежащие руки, обыкновенно же, отбыв в продолжение нескольких лет повинность в роли украшений комнат, поедаются молью и выбрасываются. Бывает и так, что еще при жизни такой любитель, предвидя подобный результат, усомнится в целесообразности своей работы и... сам бросит ее. И в том и в другом случае результат получается одинаковый: все труды пропадают бесполезно. А между тем, сколько пользы могли бы принести такие любители своими знаниями и добытыми фактами при иной, более рациональной постановке дела!


Суть в том, что в орнитологии, как и во всякой отрасли естествознания, вся научная работа распадается на две части: на собирание сырого материала, в форме ли коллекций, наблюдений и т. п., и на обработку его, следствием которой являются разного рода выводы, обобщения, теории и гипотезы, выясняющие смысл тех или других явлений и управляющие ими законы. Обе эти стороны деятельности одинаково почтенны и необходимы друг для друга. Действительно, если, с одной стороны, оставляемый без обработки сырой материал в конце концов представит из себя груду фактов, в которых почти невозможно будет ориентироваться, то с другой, обобщения и гипотезы, основанные на недостаточном количестве фактического материала, недоказательны и могут являться зданием, построенным на песке. По самому существу дела собирание фактического материала, требующее непосредственного общения с природой, возможное зачастую без специальной предварительной подготовки, падает на долю местных провинциальных исследователей, в то время, как обобщения могут делать только специалисты, имеющие у себя в руках материал из разных мест и обстоятельно знакомые с литературой вопроса, что возможно лишь в крупных научных центрах, при наличности музеев и библиотек. Отсюда ясно видна та живая связь, которою могут и должны быть соединены в интересах науки труды местных исследователей и кабинетных ученых, равно как и та важная роль, которая выпадает на долю рассеянных по всему лицу земли русской упоминаемых выше любителей, интересующихся птицами. Для этого необходимо только, чтобы эти любители не ограничивались одним удовлетворением собственной своей любознательности и не держали бы под спудом свой материал и знания, а научились бы ценить их истинное значение для науки и вошли бы в ряды ее сотрудников. Раз они убедятся, что и их лепта идет в дело, поступая в общую сокровищницу знания, всякие соображения о непроизводительности подобного рода занятий потеряют все свое значение.

Но, спросите вы, какую же пользу науке может принести мало подготовленное лицо, имеющее возможность уделить этому занятию лишь часть своего досуга? Эти сомнения в пригодности на что-нибудь серьезное добытых любительскими трудами результатов, неведение истинного положения вещей и недостаток связи между отдельными работниками науки служат причиной того, что на каждом шагу у нас на Руси ценные, оригинальные данные погибают самым бессмысленным образом, в то время, как именно в них-то чувствуется крайняя необходимость. ”В то время, пишет А. М. Никольский, когда ученый специалист, для подтверждения какого-нибудь вывода, тщетно перечитывает десятки книг, чтобы узнать, есть ли в данном месте такой-то зверь или птица, в этом самом месте провинциальный любитель природы выбрасывает за окно поеденные молью чучела этих самых животных.” Какие правдивые и в то же время грустные слова!.. Россия наша настолько мало еще исследована в естественно-историческом отношении, что работы хватит на целый ряд поколений; для пополнения разных пробелов специалистами предпринимаются экскурсии в разные места и организуются целые экспедиции, причем в эти краткие и дорогостоящие наезды приходится наскоро и зачастую с разными лишениями добывать то, что для местных жителей составляет наиобыкновеннейшее явление. Мало того: в орнитологии существует целый ряд вопросов (например, о пролетных путях, о перелете птиц вообще, о географическом распространении их и т. п.), разрешение которых возможно лишь при помощи многолетних, регулярно и в возможно большем числе пунктов производимых наблюдений какого-нибудь явления. Откуда же набрать такое громадное, потребное для того число специалистов? Одним словом, нет того вопроса из области систематики, орнитогеографии и биологии птиц, для решения которого труды любителей не принесли бы большей или меньшей степени пользы.

Все, что требуется для того, чтобы добываемый любителями материал мог иметь научную ценность,– это безусловная добросовестность и педантическая аккуратность при собирании, записывании и сообщении данных относительно объектов своих исследований. Для того же, чтобы работа пошла производительнее, чтобы лицо, интересующееся птицами, но могущее посвящать своему любимому занятию лишь часть досуга, поскорее увидало плоды своих трудов, можно рекомендовать, в особенности начинающим, следующее: взвесив все обстоятельства,– свои личные наклонности и силы, местные условия, имеющееся в распоряжении наблюдателя время и средства и многое тому подобное,– наметить себе строго определенную цель, т. е. задать себе посильную задачу, на разрешение которой и следует тогда направить все свои усилия в деле занятия орнитологией. Это единственно верный способ по возможности скоро овладеть предметом и добиться чего-нибудь стоящего внимания; если же занимающийся, понадеявшись на свои способности и силы, начнет без всякой системы интересоваться и тем, и другим, и третьим, разбросается, так сказать, в разные стороны, то… можно ему смело наперед предсказать, что ничего толкового у него из этой затеи в огромном большинстве случаев не выйдет.

Кто бы вы ни были, куда бы вас ни забросила судьба, как бы малы ни были ваши средства, но раз вы искренно интересуетесь птицами, всегда найдется подходящая для вас задача, над которой вы можете поработать с интересом для себя и с пользой для дела; надо только суметь выбрать ее себе по плечу".

Из книги Н. А Холодковского и А. А.Силантьева «Птицы Европы: практическая орнитология с атласом европейских птиц». С.-Петербург, 1901 г. 

У вас недостаточно прав чтобы оставлять комментарии.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь...