ruenfrdeitptes

Творческая "страничка"

Больше
03 янв 2018 08:29 #101 от vyacheslavfort
vyacheslavfort ответил в теме Творческая "страничка"
"Пятистопным" не могу. Хотя если постараться..., а вот "четырехстопным" - пожалуйста: Он свой мечтал создать вольер,
чтоб жили в нем чижи, клесты...
Но новогодний, взяв, барьер -
теперь блюдет, увы, посты.

Это я о себе, чтобы никому не думалось. Есть хорошая традиция -
просить прощения у всех в конце года и ,соответственно, прощать всех.
Следуя этой традиции - прошу у всех
прощения, если кого-то обидел ненароком и, прощаю всех.

Всего доброго. :hi:

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
03 янв 2018 19:59 #102 от vyacheslavfort
vyacheslavfort ответил в теме Творческая "страничка"
Эдуард Багрицкий

П Т И Ц Е Л О В


Трудно дело птицелова:
Заучи повадки птичьи,
Помни время перелетов,
Разным посвистом свисти.

Но, шатаясь по дорогам,
Под заборами ночуя,
Дидель весел, Дидель может
Песни петь и птиц ловить.

В бузине, сырой и круглой,
Соловей ударил дудкой,
На сосне звенят синицы,
На березе зяблик бьет.

И вытаскивает Дидель
Из котомки заповедной
Три манка - и каждой птице
Посвящает он манок.

Дунет он в манок бузинный,
И звенит манок бузинный,-
Из бузинного прикрытья
Отвечает соловей.

Дунет он в манок сосновый,
И свистит манок сосновый,-
На сосне в ответ синицы
Рассыпают бубенцы.

И вытаскивает Дидель
Из котомки заповедной
Самый легкий, самый звонкий
Свой березовый манок.

Он лады проверит нежно,
Щель певучую продует,-
Громким голосом береза
Под дыханьем запоет.

И, заслышав этот голос,
Голос дерева и птицы,
На березе придорожной
Зяблик загремит в ответ.

За проселочной дорогой,
Где затих тележный грохот,
Над прудом, покрытым ряской,
Дидель сети разложил.

И пред ним, зеленый снизу,
Голубой и синий сверху,
Мир встает огромной птицей,
Свищет, щелкает, звенит.

Так идет веселый Дидель
С палкой, птицей и котомкой
Через Гарц, поросший лесом,
Вдоль по рейнским берегам.

По Тюринии дубовой,
По Саксонии сосновой,
По Вестфалии бузинной,
По Баварии хмельной.

Марта, Марта, надо ль плакать,
Если Дидель ходит в поле,
Если Дидель свищет птицам
И смеется невзначай?
Спасибо сказали: Sahalinskiy, oleg borodin

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
04 янв 2018 09:28 - 04 янв 2018 09:30 #103 от vyacheslavfort
vyacheslavfort ответил в теме Творческая "страничка"
П Р И Ш Л А П О Р А


Мы - вышки ВЭУ, нас немного.
Всего, без малого, десятка полтора.
Пусть не пугает вас наш слоган,
пришла, пришла наша пора.
Мы ТЭЦ, пока ещё, не ровня,
но с нею связаны мы "кровно".
Клянемся честью " Фортум"- марки,
не посрамим мы ветропарка.
Да, кстати, ТЭЦ-на заднем плане
и, это очень символично.
С своим справляется заданием,
на "хорошо" и на "отлично".
Пускай дымит пока старушка,
но с нами легче будет ей.
Помогут наши ей вертушки,
пусть видит в нас своих друзей.
Сова на днях у нас гостила
и с нею что-то вдруг случилось
Клянемся, мы не при делах...
Дул ветер и метель мела...
Не обвиняйте нас огульно,
пришлите к нам своих патрульных.
Прогресс нельзя остановить.
С прогрессом надобно - дружить.
Вложения:
Последнее редактирование: 04 янв 2018 09:30 пользователем vyacheslavfort.
Спасибо сказали: Sahalinskiy, oleg borodin

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
04 янв 2018 11:53 - 04 янв 2018 12:10 #104 от oleg borodin
oleg borodin ответил в теме Творческая "страничка"
ВОЙНА С ПТИЦАМИ
[/b][/size]
Владимир Романов, в обработке Олега Бородина
[/i]
Сила удара растёт пропорционально
квадрату скорости. Так, сила удара птицы
величиной с серебристую чайку
при скорости полёта самолёта 320 км/час
составляет 3200 кг, а при 960 км/час – 28800 кг.
В. Э. Якоби, 1974


Супер-самолёты МИГи резко взлетали и садились на взлетную полосу, да так, что наш домик, построенный около самой «взлётки», дрожал, а стекла подозрительно дребезжали, грозя вывалиться прямо на нас. Аэродром был военный, и все чины, попадавшиеся нам по дороге, подобострастно тянулись перед сопровождающим нас из штаба авиации генерал-полковником. Видя, как с превеликой готовностью они выполняли указания генерала, мы наконец-то уверились, что наша миссия в роли сокольников увенчается ослепительным успехом. Мы, орнитологи Владимир Романов и Сергей Рыжов, были направлены сюда Всесоюзным Научно-Исследовательским Институтом Охраны Природы и Заповедного Дела для борьбы с птицами, которые постоянно мельтешили через взлётно-посадочную полосу и норовили ценой своей жизни «подбить» дорогущие самолёты.

С великой помпой мы въехали на рабочее место, представлявшее собой поле, обнесенное белым забором. Постоянно возникающие то тут, то там козыряющие солдаты наполнили наши сердца гордостью и важностью за великое дело, которое нам предстояло сделать. И когда капитан Заболотный с изможденным лицом из роты обеспечения заверил, что недостатка в холодильниках, шкафах, кроватях и прочих чудесах цивилизации не будет, мы с легким сердцем вселились в избушку около взлетной полосы. А генерал, пожав нам руки, с не меньшей помпой отбыл обратно в Москву.

Кое-как устроившись на деревянном полу на походных поролоновых матрасиках, мы стали с нетерпением ждать следующего дня, но он был без изменений. На второй день пошел дождь. На третий день дождь прошел, и активно залетали МИГи. Устав от простейшей житейской неурядицы, мы стали копать яму под туалет (туалета и воды, естественно, не было). На яму мы поставили деревянную будку, особенно хорошо смотревшуюся на фоне последней модели МИГа и военных вертолетов.

На шестой день мы занялись орнитологическими учётами, поскольку рыть колодец нам показалось достаточно наивным занятием. Периодически захаживая к ответственному по хозяйственной части Заболотному, мы получали от него бодрое «О'кей», под которым подразумевалось «Отстаньте!».

Мы решили стоять до конца и привезли хищных птиц для отпугивания. И тут у нас встала проблема холодильника (для хранения корма для птиц). Корм упорно протухал, а в таком виде он был не пригоден для скармливания птицам. Несмотря на все уговоры военных чинов в различных штабах, обычный бытовой холодильник не желал появляться на своем рабочем месте. Бюджет военного аэродрома и генерального штаба не был готов к такому приобретению – он просто иссяк. Наши требования оказались непосильной ношей и вели к неминуемому разорению военной машины. Тут я, очевидно, выдаю военную тайну, но прошу генеральный штаб простить меня за это.

Питание всухомятку (отсутствовала электроплитка) также не придавало свежести и румянца нашим лицам. Но нам искренне захотелось помочь Родине, и мы решили влить в военный бюджет свои, доморощенные средства и попросили машину для доставки в орнитологическую службу аэродрома своих кроватей, холодильников, электроплиток и бидона для воды. Но и тут нас ожидало фиаско: не оказалось не только машины, но и бензина для нее.

Не выдержав бедности и нищеты нашего «воздушного щита» (сейчас, естественно, он несоразмерно выше), мы отправились в Москву за приставленным генералом. Вытащили его с дачной постели, около которой он добывал пропитание (тогда ведь все делали это на своих шести сотках), и поставили ультиматум: или он упаковывает избушку холодильниками, кроватями и машиной, или мы сидим в Москве.

Генерал, основательно разозлившись, уехал на аэродром и пропадал там около недели. Он появился у нас в лаборатории во время живой беседы о «крокадайлах» и прочих «ползучих гадах». Его честная, плоская физиономия была покрыта потом. Он постоянно оттирал пот носовым платком, и причитал: «Какие люди! Какой беспорядок! Но я все сделал, все на месте». Наконец-то у нас в домике появился холодильник и электроплитка – это было одно из самых больших достижений аэродрома на нашей памяти.

Мы с Сергеем вполне спокойно смогли продолжать обучать ястребов охотиться с человеком. По утрам нам пришлось ходить на взлетную полосу и отпугивать своими питомцами обнаглевших грачей и галок, жирующих на дождевых червях. Расстояние, понятное дело, было огромным, учитывая километры пробега самолета перед взлетом и после посадки. Бегать, как самолеты, мы не могли, и поэтому передвигаться приходилось несколько медленнее. К чести врановых, быстро понявших, в чем дело, они с удовольствием рассаживались в «ложах» обрамлявших лётное поле деревьев, переговаривались друг с другом и живо реагировали на наши напуски ястреба. Так они поджидали, когда мы уберемся с их блестящего черного стола. Затем они подлетали к своим любимым червякам. Червей с утра и после дождей было адское количество, казалось, что под взлетными и рулёжными дорожками аэродрома притаился огромный завод по их производству.

Бегая с одного угла аэродромного поля на другой, мы внезапно поняли, что выполняем поистине Сизифов труд. Вдобавок обнаружили, что количество птиц в период вылета их потомства учетверяется. И начали уничтожать их гнезда… Каждая такая акция приносила нам, профессиональным орнитологам, огромный моральный и физический ущерб. Вскоре мы опять же (в который раз) обратились к командирам с просьбой выделить нам машину с подъемником для снятия гнезд ласточек с ангаров и прочих строений.

Штабов на аэродроме оказалось множество, они притаились в самых неожиданных местах. Каждый штаб считал своим святым долгом направлять нас в другой штаб. Пробегав несколько дней, мы с удивлением обнаружили, что находимся в круге, поскольку штабы закончились, и они отправляли нас уже в те штабы, в которых мы побывали.
Так мы стали бывалыми штабистами, знавшие кто из командиров любит кофе с утра, или рюмочку после обеда, кто – утреннюю пробежку вокруг дома, или большой теннис по вечерам. Пропустив с кем-то рюмочку, выкушав утренний чаек с командиром, и заделавшись фанатами большого тенниса, мы так и не продвинулись дальше. Весь аэродром жил в процессе. Результат был не важен, а важно было участие в кипучей деятельности. На третьем круге мы сдались и стали безучастно наблюдать за все увеличившимися стадами птиц, которые угрожали нашим самолётам катастрофическими столкновениями.

Впрочем, за время нашей борьбы с военными чинами я стал испытывать все большую симпатию к своим пернатым собратьям. Я знал любое пернатое семейство в каждом углу аэродрома. Чем оно дышит и чем живет. Как-то, обнаружив уютное гнездо полевых жаворонков прямо под соплами стартующих МИГов, при старте выплевывающих из себя массу огня, ветра и всякой гадости в виде пепла, я поставил перед гнездышком камешек. Он, словно щит, успешно прикрывал птенцов в их детском и отроческом возрасте. После они весело летали на своём участке аэродромного поля. Каждому семейству жаворонков принадлежала строго определенная территория, на которой они жили, кормились, любили и выводили потомство. Около нашего домика жила семейка неугомонных птичек – обыкновенных каменок. Они деловито сновали по заброшенным образцам военного зодчества, вытаскивая из самых неожиданных мест всяких букашек.

Птичья жизнь аэродрома жила своей напряженной летней жизнью: с утра из окрестных деревень тянулись стайки скворцов собирать на взлетных полосах себе пропитание. С другой стороны, из военного городка, летели грачи и галки – самоуверенный народ, имеющий свое представление как им жить в условиях борьбы с самолетоопасными видами птиц. Наведывались и озерные чайки с окрестных водоемов. В разных концах аэродрома жили семейства ушастых сов, которые утром сдавали свою вахту не менее трудолюбивым соколам-пустельгам. Соколки, словно вертолёты, постоянно зависали над одной точкой, высматривая себе аппетитных мышек.

Наблюдая за суетой птиц, МИГов и военщины, и видя в каком редкостном равновесии сосуществуют эти структуры, я понимал, что все наши старания разрушить эту идиллию навряд ли увенчаются успехом. Конец был неизбежен. В один прекрасный день приехал мой научный руководитель, доктор биологических наук А. Г. Сорокин. «Володя»,– сказал он мне. «Володя! Тебе следует уйти по собственному желанию, и не мучать меня и военных». Он мягко попросил меня в духе традиций советского времени написать заявление об уходе. Исполнив его пожелание (а как бы я его не исполнил?), я тем самым обрек себя на совершенно иную судьбу*. Сергей же ушел в другой НИИ, где с блеском продолжил начатую им работу, но уже на гражданском поприще.


* Сейчас кандидат биологических наук В. В. Романов является директором уникального для России госпиталя птиц и экзотических животных «Зелёный попугай» (г. Балашиха Московской области).
Последнее редактирование: 04 янв 2018 12:10 пользователем oleg borodin.
Спасибо сказали: Sahalinskiy, vyacheslavfort

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
14 янв 2018 06:48 - 14 янв 2018 06:54 #105 от vyacheslavfort
vyacheslavfort ответил в теме Творческая "страничка"
В марте 2011 года в моем саду гостил свиристель. В течение всего
месяца я подкармливал его ягодами из нашего холодильника. За
все это время он съел все запасы черной и красной смородины,
калины и даже вишни. Почти каждый день он откуда-то прилетал
на кормушку, которая была просто на снегу. Иногда он прилетал
в день дважды. Наверное с ним не все было в порядке, но на вид
он был совершенно здоровым.




С 17 декабря прошедшего года ко мне в сад прилетело 9 дроздов-
рябинников. Они подкрепились на моей кормушке рябиной и
улетели. С тех пор на кормушку, почти ежедневно прилетает
одинокий дрозд. Как правило прилетает рано утром, еще в сумерках.
Подолгу сидит на кормушке, глотает рябину. По всей видимости у него
какие-то проблемы, но по тому, как он летает этого не скажешь.
Дрозд почти уже месяц (без трех дней) посещает кормушку. За это
время он съел более 20 кистей рябины (примерно 2 кг.). Я наблюдаю
за дроздом из окна. Очень часто, после того как дрозд подкрепился,
он как бы созерцает, мечтает...Мои ассоциации воплотились в небольшое
стихотворение.



О Ч Е М М Е Ч Т А Е Т Д Р О З Д

В моем саду гостит рябинник.
Я рад гостящему дрозду.
Он для меня, как именинник.
ПлачУ рябиной птице мзду.

Корма нужны зимою длинной,
зимующим у нас пернатым.
Немало я запас рябины,
у нас был урожай богатый.

В саду кормушку обустроил,
дрозд быстро новшество освоил
и, прилетает каждый день.
Рябину любит дрозд-рябинник,
лететь ему ко мне не лень.
Сидит один, мой именинник.

Еще дрозд любит - созерцать.
Сидит подолгу на кормушке,
здесь важно птице не мешать,
дроздам ведь свойственно мечтать,
держа все ж ушки на макушке.

Не грех, порой, и помечтать.
Зима - мягка, желудок - полный.
Так жить охота и летать.
Летать охота птице вольной.

А все ж - о чем мечтает дрозд?
Как мы, как все, лишь о весне.
О том, как он подругу встретит
и с ней совьет он на сосне
гнездо и, первый месяц лета
порадует семью потомство -
веселый выводок дроздят
и, в материнстве и отцовстве
дни незаметно пролетят...

10.01.2018 г.
Вложения:
Последнее редактирование: 14 янв 2018 06:54 пользователем vyacheslavfort.
Спасибо сказали: Sahalinskiy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
06 фев 2018 18:22 #106 от oleg borodin
oleg borodin ответил в теме Творческая "страничка"
Карел Чапек «Человек и фотоаппарат»

Перевод Д. Горбова
I

Кажется, большинство имеющих фотоаппарат получают его в подарок на
рождество или именины. Фотографический аппарат относится к предметам, о
которых нормальный человек мечтает с детства, в то же время считая их
излишними. Но к подаркам у человека никогда нет правильного
профессионального подхода: подаренным фотоаппаратом владелец его стреляет
направо и налево, как буйный помешанный, которому попал в руки браунинг,
сам изумляясь, что иногда получается снимок. При этом он никогда не
пытается постичь великие тайны, например, что же, собственно, делается там
внутри: он явно избегает касаться таких технических подробностей, как
шторка, резкость или, скажем, экспозиция. У него к аппарату отношение отч
асти суеверное: бог пошлет выйдет; не пошлет не выйдет. Говорю вам: с
дареным фотоаппаратом профессионально работать невозможно.

Если вы хотите заниматься фотографией профессионально, то купите себе
аппарат сами. Но предварительно надо примерно в течение года объявлять при
встрече всем знакомым, что вы собираетесь приобрести фотоаппарат.

Покупайте Альфу, авторитетно посоветует один. У меня Альфочка.
Снимает изумительно.

Я бы Альфу даром не взял, с возмущением заявит другой. Если хотите
иметь хороший аппарат, покупайте только Дюрреншмидта. У меня Дюрреншмидт.
Вот это снимки!

С Дюрреншмидтом пропадете, предупреждает третий. Купите себе лучше
зеркальную камеру. Зеркалка надежней всех.

Зачем зеркалка? возражает четвертый. Я двадцать лет старой Коппелкой
снимаю таких снимков больше нигде не найдешь.

Да ну ее! протестует пятый. Что можно сделать с этим старым ящиком.
Покупайте только Элку. У меня Элочка, и я вам говорю...

Не слушайте никого, ворчит шестой. Ни один аппарат не даст вам таких
снимков, как Арцо. У меня по крайней мере Арцо.

И так далее. Вооружившись этими сведениями {весьма противоречивыми, как
полагается настоящим профессиональным сведениям), вы входите в магазин
фотографических аппаратов и пробуете произвести внушительное впечатление на
продавца, произнеся несколько ученых слов, вроде "линзы", "матового стекла"
или "бленды". Но продавец не поддается: он обрушивает на вас всякие
"светосилы", "фокусные расстояния", "шейнеры", "компуры", "преломления
света", "углы изображения" и другие магические слова, с их помощью ясно
доказывая вам, что вы обязательно должны купить аппарат Нидермейера и
никакой другой. С этого момента вы говорите при встрече всем своим
знакомым:

Покупайте Нидермейера. Я с другим аппаратом и возиться нипочем бы не
стал. Вы не представляете себе, какая у Нидермейера изумительная глубина
резкости!

Но путь к созданию фотоснимков долог. Прежде всего вам, может быть, и
удастся открыть аппарат, но закрыть вы его все равно не закроете: где-то ч
то-то держит; видимо, в конструкции какая-то ошибка. Вы бежите с ним к
продавцу: дескать, аппарат не закрывается.

Да как же ему закрыться, ворчит продавец, когда вы не утопили
объектив.

На другой день вы опять у того же продавца: в общем, этот объектив не завин
чивается.

Да как же он может завинчиваться, говорит продавец, когда вы не
отвели защелку.

Так вы узнаете, что самое сложное в искусстве фотографирования открывать
и закрывать фотоаппарат. Точно так же штатив, прежде чем привыкнет к вам,
устроит целый ряд подвохов: например, как ни удивительно, одна нога у него
окажется длинней других; либо он подставит вам ножку; либо окажет энергич
ное сопротивление вашим попыткам сложить его. Установка и складывание
штатива тоже один из самых трудных элементов искусства фотографирования.

Если вам удалось овладеть этими техническими хитростями, можете приступать
к самому фотографированию. Вы устанавливаете штатив, открываете аппарат и
начинаете показывать всем любителям, как надо это делать.
...
Спасибо сказали: vyacheslavfort

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
06 фев 2018 18:34 #107 от oleg borodin
oleg borodin ответил в теме Творческая "страничка"
Эта статья написана мною в апреле 2007 г. Просто интересно сравнить с тем, что стало через 10-11 лет.

НОВОЕ ХОББИ РОССИЯН
[/b]

Бурное развитие новейших технологий, появление качественных цифровых фотоаппаратов с мощной оптикой, делает фотоохоту, ранее доступную лишь немногим, в массовое увлечение россиян. Цифровые «компакты» с оптическим «зумом» (увеличением) в 10-12 крат становятся всё более дешёвыми. Их покупают многие люди. Если владелец такой оптики хоть немного любит природу, он начинает фотографировать цветы, насекомых, домашних любимцев. Потом обращает внимание на снующих кругом птиц... И появляется азарт охоты! Ведь с помощью современных камер можно сделать достаточно качественный снимок, обработать его на компьютере, послать по электронной почте, вывесить на специальных сайтах и форумах, где «тусуются» такие же любители, посоветоваться с профессионалами. С каждым месяцем ряды наших фотоохотников растут как на дрожжах. Активно фотографируя птиц и других животных, они делают интересные находки и даже небольшие открытия. Не будучи профессионалами, многие из них заслужили уважение «настоящих» орнитологов.

Появились такие люди и у нас, в Ульяновской области. Например, учительница начальных классов из города Димитровграда Вера Штында увлеклась фотографированием птиц и даже организовала выставку своих фототрофеев. Мы будем рассказывать о «новом хобби» и в следующих номерах нашей газеты, а сейчас предлагаем вашему вниманию советы одного из признанных российских фотоохотников – Валерия Николаевича Мосейкина из г. Энгельс Саратовской области.

........................................................................................................................................................

Речь пойдёт о недорогих, но очень удобных для полевой работы фотокамерах. Модели Sony H2 и H5 оснащены мощными 12-кратными цейсовскими объективами (эквивалентными 432 мм телеобъективу аналоговых камер). Для повседневной полевой работы такая техника, видимо, то что нужно - и дешево и сердито. Снимки с таких камер вполне пригодны для печати в "приличных" изданиях, с другой стороны, потерять (разбить, утопить) такую камеру все же не так жалко, как дорогостоящую «зеркалку».

Камерами Sony можно снимать еще и в полной темноте (в невидимых глазу инфракрасных лучах). В Саратове H2 стоит 9-10 тыс. руб. Через интернет-магазин ее можно купить за 8 тыс. руб. и дешевле. Sony Н5 получше и чуть дороже. Вообще, цены на электронную аппаратуру ежегодно падают более, чем на треть, чего не скажешь о профессиональной оптике, которая год от года, по-моему, только еще больше дорожает...

Если Вы уже купили себе H2 или H5, то настоятельно рекомендую приобрести к ней еще и отличный светосильный телеконвертер (VCL-HGD1758). Стоит он примерно столько же, сколько стоит и сама камера (т. е. около 8 тыс. рублей), но почти вдвое увеличивает мощность ее и без того дальнобойного (и очень качественного!) цейсовского объектива (при этом не поглощая лишнего света и не снижая качества изображения). Получается миниатюрная бюджетная "гаубица", эквивалентная 700 мм телеобъективу! Таким образом, затратив 16 - 20 тыс. рублей Вы получаете мощный рабочий инструмент, идеальный для работы в полевых условиях.

Для сравнения, профессиональные 600 мм или 500 мм телеобъектив Canon (с 1.4 конвертером) дают примерно такой же эффект, но внешне смотрятся как огромные "пушки", которые трудно даже просто держать в руках. Да и стоят такие объективы, как хорошие машины. Плюс, приличная зеркальная камера - а это по цене еще одна хорошая машина. Третья хорошая (полноприводная) машина - для того, чтобы все эти объективы со
штативами элементарно перевозить с места на место! Вы же со своей H2 или H5, сможете гулять практически налегке и всем улыбаться. Кстати, камеры H2 и H5 имеют еще и стабилизатор изображения. Так что ими можно пользоваться как биноклем со стабилизацией изображения (а это экономия еще 12-20 тыс. рублей).

При этом разница в качестве получаемых изображений (главный критерий!) оказывается не столь уж заметной. Несомненный выигрыш дорогих «зеркалок» - больший размер их матриц, меньшие «шумы» и, как следствие, более высокое разрешение. Но это важно лишь для самых капризных и дорогих изданий. Для обычных журнальных и книжных иллюстраций разница не столь существенна. Но если Вы все же собираетесь заниматься фото или видео серьезно, то раскошелиться придется, как минимум, на полмиллиона рублей (и это только одна "приличная" камера и только один "приличный"объектив, что опять же не решит проблему). Или же - искать коммерческих инвесторов, которые дорогостоящую профессиональную аппаратуру и необходимую линейку оптики предоставят бесплатно. Любые т. н. "промежуточные решения" я считаю пустой тратой времени и средств.

Я бы ни за что не отказался от своей битой и купанной в воде «мыльницы» Sony. Разве, что перемотал бы на ней старую изоленту которой скреплял ее части после очередного падения с дерева. А то прежняя изолента поистрепалась, и моя старая мыльница смотрится уже без прежнего шика (а хочется ведь иногда пофорсить с ней на великосветских тусовках...).

Валерий Мосейкин, фото автора.





Вложения:
Спасибо сказали: Sahalinskiy, vyacheslavfort

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
06 фев 2018 18:45 #108 от oleg borodin
oleg borodin ответил в теме Творческая "страничка"
"Я прочел у Тургенева, что во времена Тургенева интеллигентным человеком считался тот, кто знал не менее 200 видов птиц. У меня много фото – более 1000. Я знаю 117 птиц. Когда будет 200, буду думать, что дальше делать", – рассказывает министр образования и науки Челябинской области Владимир Садырин.

Написано в июне 2007 г. Это я к чему. Просто некоторые думают, что всё началось с них, и ничего прежде не было и люди не убивали время своей жизни, деньги и здоровье на изучение птиц Среднего Поволжья. А ведь всё началось даже не 250 лет назад с Палласа и Лепёхина, ещё в XVII веке в крошечном "форте" Симбирске на краю "Дикого поля" были сокольники, которые знали, любили соколов и даже возили их ко двору Алексея Михайловича.
Спасибо сказали: Sahalinskiy, vyacheslavfort

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.